Удивительные прически и одежда из козьих шкур. Племя Каро, которого почти нет

Племя каро — живущее в раю (ВИДЕО)

Эфиопское племя каро живет на высоком обрыве у берега реки Омо. Именно здесь, если верить Ветхому завету, проходили границы райского сада.

Мы ехали по дороге, которая петляла между редкими деревьями и высокими термитниками. В Эфиопии только началась весна, и на некоторых растениях уже появились соцветия.

Какими бы дикими ни были места на Земле, весной они преображаются: то тут, то там вспыхивают на серой земле яркие цветы. Даже кажущиеся вечно зелеными кактусы — и те начинают цвести, словно примеряют банты и яркие броши на какой-то праздник.

незапно дорога закончилась. Внедорожник выехал на край обрыва, у которого спокойно и неторопливо несла свои воды река Омо.

Мы вышли из машины и увидели, что к нам плотной стеной подходят жители деревни. Женщины с грудными малышами, мужчины с автоматами Калашникова, голые дети – они стояли метрах в пяти от машины и с интересом разглядывали нас. Позади – обрыв, впереди полукольцом — племя.

Мужчины каро смотрели исподлобья, женщины – с интересом, дети – испытующе. Их можно было совершенно спокойно фотографировать, если не забывать при этом расплачиваться. Дети умышленно залезали в кадр в надежде получить повышенный «гонорар». Иногда приходилось их даже отгонять.

Я мог уже свободно (правда, все равно с некоторой опаской) гулять по деревне, пытаясь найти хоть что-нибудь ненастоящее, что дало бы мне возможность предположить, что племя каро – не более чем театр, дающий представление приезжим фаранжи (так они называют белых людей). Но чем дольше я наблюдал за ними, тем меньше оставалось сомнений в правдивости увиденного.

Племена каро живут в долинах Омо. Как правило, на ее берегах. Они строят легкие шалаши из жердей, накрывают их соломой, а спят на плоских камнях, покрытых козьими шкурами.

Их немного, всего несколько тысяч человек. Река снабжает людей водой. У нее ярко выраженный цвет желтой глины, и для питья она непригодна. Но каро знают растение, которое каким-то волшебным образом почти мгновенно очищает воду от примесей. На моих глазах в таз с желтой речной водой погрузили пучок какой-то зеленой травы, напоминающей петрушку, и стали интенсивно, круговым движением по часовой стрелке словно «скручивать» воду. Сразу же в воде появились желтые полосы, они быстро утолщались и вскоре превратились в комок глины, который быстро извлекли из таза. Вода в нем стала прозрачной, словно прошла несколько фильтров и кремниевую очистку. Женщина, производившая эту манипуляцию, предложила мне попробовать очищенную воду. Я, сознаюсь, не рискнул и отказался.

Каждое утро все каро природными красками и белой глиной со священной горы наносят на себя ритуальный узор, который не смывают до вечера. Эти узоры, бывает, покрывают все тело, иногда заменяя одежду: в определенное время года такой «боди-арт» спасает и от насекомых. Около каждой хижины горит небольшой костер – на нем варят еду. Я увидел женщин, которые бросали в подогреваемую воду листья акации, растущей неподалеку. «Что это?» — задал я им вопрос. Одна из женщин залезла в свою хижину и вынесла оттуда небольшой сверток из листьев, развернула. Там было нечто, напоминающее мякоть авокадо. Женщина объяснила, что это лекарство: сваренные листья высушивают и потом жуют. Это укрепляет и, по-видимому, дезинфицирует десны и зубы. Она, добрый человек, предложила пожевать лекарство и мне. И опять я вежливо отказался.

Осматривая деревню, я вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Резко обернувшись, увидел стоявшего невдалеке воина каро с автоматом. Тот, не мигая, смотрел на меня бесцветными глазами.

Холодные мурашки пробежали по спине. Не знаю, почему, но в следующее мгновение я уже быстрым шагом шел к нему. То ли из-за моего решительного шага, то ли из-за устрашающего (может, и так?) вида автоматчик по мере моего приближения словно вжимался в землю вместе со своим грозным автоматом. Я подошел к нему вплотную, пригляделся. Мужчина каро был немолод и, скорее всего, несилен. Автомат придавал его облику определенный вес, но уж не настолько, чтобы внушить мне страх. Роспись же белой глиной на его хилом теле тоже не устрашала, а скорее напоминала клоунский грим. Тогда я сделал то, за что непременно бы получил пулю в живот от любого армейского караульного любой страны: я забрал у него автомат!

Честно говоря, я сам испугался своего поступка и быстро вернул оружие – снова повесил его на шею мужчины, предварительно перевернув. Тот продолжал смотреть на меня немигающими глазами, и в этот момент я почувствовал себя здесь лишним. Мне показалось, что он смотрит на меня глазами Создателя, упрекая в невежестве.

Да, эти люди живут на берегу дикой реки и даже не знают, что такое электричество, телевидение, мобильная связь, санитарные нормы, бытовая химия, антибиотики, мыло, современные орудия труда и прочие мелочи, из-за отсутствия которых мы сразу же начинаем страдать. Но им необходимы автоматы Калашникова или хотя бы их китайские аналоги для защиты своих территорий, которые не отмечены ни на одной карте мира, от других племен. Когда в племенах все хорошо (здоров скот и выращен урожай), все спокойно. А если нет, непременно начнется война. И множество воинов в этой войне погибнут, а у других на плечах появятся подковообразные насечки — символ убийства врага.

А белые фаранжи, иногда наведывающиеся к ним в деревню, — не более чем способ заработать немного денег, чтобы при случае обменять их на что-нибудь полезное, например, на кусок материи, которым можно обернуть тело, или на патроны.

Я подошел к обрыву и присел на лежавшую там корягу. Смотрел на изгиб реки и думал о будущем людей из этих мест. Мои мысли прервал подошедший ко мне молодой человек из племени каро. Он был высок и, пожалуй, красив. Его лицо и тело были вымазаны белой глиной, полосы которой ярко выделялись на темной коже. На голове — аккуратные косички заплетены и уложены на голове, на шее широкие бусы из бисера, в руках — автоматическая винтовка.

Читайте также:
Трасса Р-474 Петропавловск-Камчатский - пос.Ключи Маршрут проложить

Он что-то мне говорил. Но это был даже не амхарский язык. Пытаясь его понять, я внимательно прислушивался к его словам, держась за ствол винтовки, которая, упираясь прикладом в землю, стояла между нами. Я хотел ему рассказать, чем заканчиваются все войны.

Я думал, как объяснить ему, что лучшая победа – когда нет побежденных. Какой бы справедливой ни была война, у побежденного все равно остается чувство обиды и досады из-за неполученных трофеев, а мысли о реванше мешают созиданию. Все это я хотел рассказать моему новому другу, но тут до меня дошел смысл всего, что он говорил мне в то время, пока я философствовал о войнах. Он, молодой и красивый, жаловался мне на острую боль в животе и, судя по всему, очень рассчитывал на мою помощь. Хорошо, что в нашей команде была женщина-доктор. Мужчина каро прямо на обрыве лег на спину, врач осмотрела его и предположила: скорее всего, обострение гастрита. Единственное, что мы могли сделать, — дать парню таблеток и посоветовать ехать в город к врачу. Тот выпил лекарство, и через какое-то время ему действительно полегчало. Видимо, в качестве благодарности он не отходил от нас до следующего утра, охранял. Ведь ночевать мы остались недалеко от селения каро, в джунглях на берегу реки Омо, кишащей крокодилами.

На поляне разбили лагерь: поставили привезенные с собой палатки, определили место для костра. Вокруг росли огромные деревья, кроны которых поднимались на 30-35 метров. С них свисали лианы — можно было качаться, изображая из себя тарзанов. Мы собирались купить у каро козла, чтобы кто-то из местных приготовил из него настоящий эфиопский ужин специально для нас.

Можно, конечно, осудить этот поступок как негуманный, но мы от него не отказались. Надо было съездить еще раз в деревню, чтобы заплатить за бедное животное, взять чистой воды, привезти повара и охрану на всякий случай. Я поехал с водителем. Я все еще тешил себя надеждой, что все происходящее – искусная игра.

А через десять минут навсегда распрощался с подобными мыслями. Я опять стоял на том самом обрыве и смотрел, как сбегает вниз, к реке, мальчишка из племени каро. Мы подъехали к деревне, я вышел из джипа, и тут мимо меня, обдав легким ветерком, промелькнула тень малыша. Он бежал прямо к обрыув. На краю, не снижая скорости, он распахнул кусок материи, которым было обмотано его тело, и, подняв ее над головой, устремился вниз. Он словно летел по крутому обрыву к реке, едва касаясь ногами земли. Раздуваемый встречным потоком ветра, обыкновенный кусок материи превратился в своеобразный параплан. Я тоже спустился вниз, только не на «параплане», а по козьей тропе (у каждого свой путь), иногда уступая дорогу рогатым блеющим животным, поднимающимся навстречу. Внизу, в реке, не заходя глубоко в воду, купались мальчишки. Рядом стояли две лодки, выдолбленные из стволов каких-то деревьев

Мальчишки, накупавшись, сели напротив, достали откуда-то коробочки с белой глиной и стали разрисовывать друг другу лица, не переставая смеяться. Я тоже улыбался, но пацаны не обратили на меня почти никакого внимания.

Я поднялся и еще раз прошел по деревне. И опять почувствовал себя лишним. Со своей одеждой, со своей обувью, со своими мыслями, наконец. Пошел опять к обрыву: как все красиво! Люди, живущие здесь, очень дорожат тем, что у них есть, и ни за что не променяют свою свободу на индустриальную духоту городов. Говорят, в планах правительства Эфиопии — несколько инвестиционных проектов строительства на реке Омо каскада плотин мощной электростанции, в результате чего земли малых эфиопских народов непременно окажутся под водой. Зато в городах появится постоянное энергоснабжение. Странно, но в тот момент я подумал: если здесь, в оазисе чернокожего христианства, Создатель и его ангелы изображаются чернокожими, а дьявол, как и фаранжи, — всегда с белым лицом и в белых одеждах, то, может быть, свет, который даст эта электростанция после затопления пойменных пастбищ и уничтожения целых народностей, вовсе не нужен? Может быть, это не Божий свет, а свет дьявола?

Наверное, те, кто считает, что племена долины Омо можно переселить в города и поселки, неправы. На них нельзя надеть «вавилонские» одежды, нельзя лишить дикого меда, нельзя, наконец, заставить мыслить по-другому. Никто из них не выживет, если лишится возможности сидеть на обрыве и смотреть на изгиб реки, у берегов которой когда-то родился. Здесь ему надлежит и умереть.

Дэвид, наш проводник, окликнул меня. Мы вернулись в лагерь. Начинало смеркаться. Я внимательно осмотрел палатку на предмет насекомых и предусмотрительно приготовил несколько баллончиков с репеллентами, ожидая вечерней атаки комаров. Но ни вечером, ни ночью, ни днем кровососущих тварей не было в помине.

Ужин прошел спокойно: пили джин, ели приготовленное на костре мясо и всеми силами пытались полюбить Эфиопию.

Ночью было тихо. Я сидел у догорающего костра. Все спали. И крепче всех, наверное, спала охрана. Я посмотрел на воина каро, который, свернувшись калачиком, спал на земле недалеко от тлеющих углей. Винтовка лежала рядом. Я взял плед и укрыл его.

В это время где-то рядом, в ближайших зарослях, послышался шорох: там явно кто-то был. Из темноты показались два горящих огонька: чьи-то глаза смотрели на меня. И в следующее мгновение, как в мистическом фильме, послышались звуки, напоминающие плачущий смех, которые как будто кружили вокруг поляны в ближайших зарослях. Я тронул охранника за плечо. Тот приоткрыл один глаз и, посмотрев в сторону горящих огней, сказал: «Не бойся, это гиены». Сказал и, повернувшись на другой бок, тут же блаженно засопел. Я стоял в середине поляны тропического субэкваториального леса: горел костер – это плюс, зверь не должен сунуться на огонь; охранник спал – это минус, он не боится гиен; у меня в руках эфиопская дубинка с тяжелым набалдашником — это плюс; гиены в одиночку не охотятся и признаны лучшими стайными убийцами, так что дубинка не спасет – это минус; в палатках спят товарищи, они помогут – это плюс; но товарищи легли спать, только когда закончился джин, а его было много — это минус. Гиены в это время тоже, наверное, просчитывали плюсы и минусы и, оценив степень опасности встречи со мной, решили не рисковать. Они на прощанье еще немного «похохотали» и ушли искать более легкую добычу. Костер догорал. Я с чувством исполненного долга забрался в палатку и, завернувшись в спальный мешок, прихваченный из дома, уснул.

Читайте также:
Автобус Нижний Новгород — Ереван Как С Добром Добраться!

Утром я проснулся от пения птиц в кронах высоких деревьев. Дэвид уже приготовил кофе, у кого-то из нас нашлось печенье, мы позавтракали и решили сходить к реке. По лесной дороге, аккуратно переступая через спутанные лианы, похожие на клубки змей, мы, осматриваясь, пробирались по настоящим джунглям. Дэвид успокоил, сообщив, что он, мол, договорился с лесным духом Дженге – все будет в порядке, опасности нет. И в подтверждение его слов мы тут же увидели метрах в 20 от нас, но на приличном расстоянии от реки, огромного крокодила. Дэвид начал оправдываться, что Дженге – лесной дух, он за крокодилов не в ответе, но предложил прервать прогулку, сославшись на то, что нам уже пора ехать. Мы спорить не стали.

Южная Эфиопия — деревня племени Каро

Про первую посещённую деревню я рассказал в предыдущей заметке Южная Эфиопия – деревня племени Ньянгатом

Сразу после неё мы выехали в другое этнографическое поселение. Поскольку они оба расположены в одном районе, пейзажи сильно не отличались.

Такая же пыльная грунтовая дорога и многочисленные термитники.

Термитник создан из песка, глины, древесных щепок и прочих естественных материалов, скреплённых слюной рабочих-термитов.

Термитник надстраивается постоянно, пока жива колония обитающих в нем термитов, и за несколько сотен лет может вырастать до 5 метров в высоту. Считается, что термитник — одно из крупнейших сооружений, создаваемых наземными животными (рекорд 12,8 метров).

А вот птиц, в таком кол-ве и ассортименте, уже не было. Несколько раз встретились бабуины, но, завидев машины, они сразу прятались в кусты.

До этого два моих путешествия были в Сахару, поэтому я соскучился по другим, вот таким настоящим африканским пейзажам.

Весь путь я был поглощён красотой эфиопских деревьев. В первую очередь меня привлекали засохшие стражники.

Надеюсь, в ближайший год набрать новую коллекцию снимков для этого альбома * Одинокие души или жизнь после смерти

Прошло чуть более часа как мы покинули деревню ньянгатом и вот, мы уже въехали на территорию племени каро, где пасётся их главное богатство — козы.

Я очень удивился, когда из окна увидел здесь девушку племени хамер. Гид объяснил, что каро и хамер близки по языку и традициям, поэтому между ними возможен брак. При этом хамерским женщинам разрешают оставить такой же внешний вид, как был у них в своей деревне.

Первые секунды народу не видно.

Буквально через минуту почти вся деревня вылезла из своих уютных прохладных домиков.

Вот как они выгладят снаружи. Типичный дом каро для одного большого семейства. На самом верху украшение в виде разбитого горшка.

Колоритные люди сразу ринулись к белым туристам, чтобы заработать немного денег на фотосессии.

Для них это ещё и неплохое развлечение, как нам в кинотеатр сходить на приключенческий или фантастический фильм. Мы смотрим на них, а они на нас и вместе удивляемся словно инопланетянам, прилетевшим с другой планеты.

Каро живут на восточном берегу реки Омо.

Численность племени невелика — колеблется в пределах одной тысячи человек.

Помимо скотоводства они выращивают сорго и кукурузу.

Племя известно тем, что многие его представители раскрашивает свои тела и лица белой глиной.

Узоры рисуются так же с помощью охры, талька и растительной краски.

Иногда в качестве украшения принято делать небольшую дырку под губой и вставлять туда цветок или обычную палочку.

Любопытно, что, развлекаясь, некоторые набирают в рот воды и потом через отверстие пускают фонтанчик. Жаль, при нас такого никто не делал, а попросить их об этом я забыл:)

Ещё в каро популярны татуировки и шрамирование. В кожный разрез добавляется зола и тогда шрамы остаются на всю жизнь.

Самый потрясающий боди арт в этот день был у этого “белого” воина.

Папа с сыном и стареньким калашниковым тоже пользовались популярностью у всех туристов.

У мужчины классные узоры в виде отпечатков ладоней.

За 200 быр можно стрельнуть из автомата в сторону джунглей с бабуинами.

Про цену узнали, поскольку нашёлся один желающий это сделать.

Мужчины – это хорошо, но меня тянуло к другим жителям деревни:)

Мы для них на одно лицо и девчонки сразу же забыли, что я их уже фотографировал. Ходили по пятам, и пришлось ещё раз дать им по 5 быр за один снимок, но уже на другом фоне.

Плохо я не знал, что в эфиопских племенах популярны зеркала, надо было привезти парочку. К нашим машинам везде подходили местные дамы, и некоторое время рассматривали своё отражение. Как видите, красота для женщин актуальна в любом уголке Земли.

Единственная деревня из всех, где продавали холодное пиво. В других не было даже обычной воды в бутылках. Миша и Денис отмечают очередной удачный этап эфиопского путешествия.

Жаль, что времени для проникновения в быт здесь было очень мало.

Местные тоже были бы не прочь, чтобы мы задержались, и они смогли собрать ещё немного денег. Вот как раз парень справа на кадре пересчитывают выручку. Видно, что её не так много.

Это место я покидал с грустью, ведь осознавал, что шансов приехать сюда повторно крайне мало.

Сейчас я понимаю, что провёл бы ночь не только в деревне народа мурси и хамер, но и с большим удовольствием встретил бы закат и рассвет в племени каро.

Читайте также:
Время полета Москва — Пунта-Кана

Подробно о туре в Эфиопию “Миллион лет до нашей эры” с 18-02-2017 по 28-02-2017

• К истокам человечества или путешествие в каменный век

• Южная Эфиопия — деревня племени Ньянгатом

• Южная Эфиопия — деревня племени Каро

• Загадочные камни древнего народа Эфиопии

• Южная Эфиопия — деревня племени Хамер

• Южная Эфиопия — деревня племени Мурси ч.1

• Трудолюбивый народ или объект ЮНЕСКО в Эфиопии №9

• Димека — рынок народов хамер и бенна

• Удивительные обычаи племени хамер ч.1 «Бьёт – значит любит»

• Удивительные обычаи племени хамер ч.2 «Бегущие по быкам»

• Южная Эфиопия — деревня племени Мурси ч.2

Обратный звонок

Ваша заявка отправлена, в ближайшее время с Вами свяжутся.

Подробнее о видах туров

Новые: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Эксклюзивные: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Популярные: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Групповые: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Индивидуальные: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Сафари: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Комбинированные: одна из самых популярных стран африканского континента, куда приезжают туристы со всего мира. Здесь Вы увидите потрясающее разнообразие ландшафтов: зеленые горы, Рифтовая долина с ее гейзерами и вулканами, дре вние гранитные скалы, снежная вершина горы Кения, бескрайние равнины саванн, экваториальные леса, протяженные морские пляжи, коралловые рифы, водная гладь озера Виктория. Конечно же, главная достопримечательность Кении – это ее знаменитые национальные парки и заповедники, которых насчитывается около 60.

Отзыв: Поездка на п-ов Рыбачий (Россия, Мурманская область) – Суровая красота в первозданном виде!

Пришло время отправиться на крайний север. Туда, куда можно добраться своим ходом на машине. Есть, конечно, на карте нашей страны точки много севернее, но туда просто нет дорог. Да и сюда, если честно, не каждая машина доедет. Мы путешествуем на внедорожном паркетнике, так как KIA Sorento R не может считаться полноценным джипом. Машины такого класса можно разве что считать городскими внедорожниками, так как полный привод как бы есть, но не постоянный, а так же нет понижающей передачи. Да и дифференциал не блокируется. И рамы нет. Паркетник и есть.

Но тем не менее, мы это путешествие осилили практически без потерь. Изодранная пластиковая заводская защита картера, утопленный в одном из многочисленных бродов регистрационный знак и треснувший снизу задний бампер не в счет.

Полуостров Рыбачий расположен на Кольском полуострове. От Мурманска дорога отличная. Наверное, потому что ведет прямо к границе с Норвегией.

Проезжаем примерно 150 километров по трассе Р-21 и после шлагбаума, где у вас проверят документы, сворачиваем направо около населенного пункта Старая титовка. Это именно пункт. Не деревня, не село, не городок. Пункт. Запомните это. Там просто пару домиков, кафе и стоянка для авто, чтобы перекусить и передохнуть. Вот тут и находится съезд с трассы.

А дальше примерно 25 километров по направлению к Северному ледовитому океану, а вернее в сторону Баренцева моря.

На картинках не видно, что дорога состоит из вымоин, ям и колдобин. Кажется, что ровная. Но в жизни быстрее чем 20 километров в час просто страшно разгоняться.

Зато посмотрите вокруг! Какая красота! Дорога петляет среди каменных сопок и озер.

Кругом красота нереальная. Такая может быть только там.

Подъезжая к п-ву Рыбачий замечаем в бухте сторожевой катер береговой охраны ВМФ России. Машем рукой, но что-то подсказывает мне, что он нас не видит. Едем дальше.

Читайте также:
История скорой помощи

Останавливаемся около одного из памятников павшим во время Великой отечественной войны. Постояли молча. Каждый подумал о своем. Тихо поехали дальше.

Вот и сам полуостров. Местами мостов нет, а местами кое-какие есть. Нам на машине было страшновато переезжать через него, но нас потом автобус с туристами догнал и обогнал.

После мостика нас ждал первый по-настоящему глубокий брод. Мы выбрали верное направление и проехали без проблем (потом расскажу под конец, что было с тем, кто поехал не по той стороне).

Переправа выглядела так (съемка велась супругой, которая в сапогах сходила на разведку на ту сторону):

А вот и он – берег Баренцева моря. Единственные двести метров ровной и, что самое важное, гладкой поверхности.

При желании можно погонять и полихачить. Все равно никого вокруг нет.

Мы были во время отлива. Дно песчаное и твердое. Вода ушла не так далеко. Фотографии получились отличные.

Едем дальше через речушку по камням к самой северной точке России.

Наша радиоразведка не дремлет. В дымке всего в каких-то 10-15 километрах угадывается заморский норвежский берег. Слушали норвежское радио. Кроме музыки ничего не поняли ;))

Остановились погулять и посмотреть по сторонам прямо в субарктической тундре. Как можно заметить, растительности нет никакой. Только мох и кустики. Мы были в начале августа. Светило солнце. Ветра почти не было. Нам откровенно повезло. Отличная, просто великолепная погода для этих мест. Такое только пару раз в год может быть. А может вообще не быть. Как повезет. Осенью все становится красно-алым. Представляете, как красиво?

Это останки былого технического прогресса. Когда-то была антенна, теперь груда покореженного металлолома.

Рядышком за склоном, в защищенном от ветра месте, приютилась карликовая береза.
Да что там береза. Целый березовый лес. Только карликовый :))

Под ногами растет ягода. Называется водяника черная, или вороника, или шикша. Кому как удобнее, так и называйте. Растет прямо под ногами. Растет везде. Мы ходили по ней, мы ставили палатку на нее, мы ездили на машине по ней. Она просто везде. Если посмотрите на пару фотографий вверх, там где стоит одинокая машинка на фоне тундры, вот все это пространство покуда хватает глаз (и дальше) усыпано ягодой.

На вкус водянка сладковатая. Очень водянистая, но все равно из нее можно делать варенье и вино. Про самогонку вообще молчу. Было бы желание.

Едем дальше и подъезжаем к маяку, который являлся нашим ориентиром все это время (радиолокационные белые шары не в счет).

Возле работающего маяка стоит скелет старого здания маяка.

Милости прошу в гости, туристы дорогие!

А это уже инсталляция местных. Придумали очень креативно. Теперь этот ракурс и этот велосипед – визитная карточка полуострова Рыбачий ;)

А мы идем к берегу Ледовитого океана. Вот так выглядит он – самый северный кусочек суши, куда мы наконец добрались своим ходом.

Пользуясь временем отлива лезем на оголившуюся скалу, чтобы забраться еще как можно дальше на север.

На карте наше местоположение выглядит так: мыс Вайдагуба.

Координаты: 69.95,31.94, высота над уровнем моря 15 метров. Время и дата посещения: 17:07 пятого августа 2015 года.

Волны Баренцева моря бьются о скалистый берег:

Едем дальше и проезжаем мимо заброшенной, вернее просто брошенной, военной техники.

На самом деле, ее проще оставить тут, чем вывозить. Дешевле.

Есть все же надежда, что ее вывезут когда-нибудь, чтобы она не загрязняла собой окружающую природу. Уж очень красиво вокруг.

Вот и место для нашей стоянки. Время почти 23.30, а солнце только-только трогает край горизонта. Ночь будет короткой. Всего два-два с половиной часа от силы. Потом снова солнце появится. Ночи считайте что нет.

Палатка стоит, ужин съеден, пора отправиться на разведку окрестностей.

Не смог отказать себе в удовольствии – забрался на скалу, где установлен крест.
Встал рядом и попозировал вниз.

Висельница – тоже итог чего-то творчества. Креативный у нас народ! Помните, в отзыве о Териберке я рассказал про дорожные инсталляции? Кто не понял о чем я, милости прошу заглянуть вот в этот отзыв))

Скала, которая похожа на профиль индейца:

Теперь пора окунуться. В Северном ледовитом океане я еще не купался. Все как-то в южных широтах и морях. Итак, Баренцево море, сколько сегодня градусов у самого берега?

Плюс семь? Ну, ладно, меня уговаривать два раза не надо. Я пошел!

Берег каменистый. В некоторых местах видны укрытия, которые сохранились со всемен Великой отечественной войны.

На следующий день поехали обратно домой. По дороге проезжаем мимо заброшенных военных городков. Когда-то закрытые территории. Сегодня – это разруха в чистом виде.

Печально все это. Одни люди уехали, другие довершили начатое. Причем крушили все сознательно. Природа так не умеет.

Даже страшно подумать, сколько сил, средств и финансов было сюда вбухано, а потом просто брошено. Это целый городок с жилыми многоэтажками, казармами, столовой, спортзалом, штабом, складами и прочим и прочим.

А вот и долгожданный рассказ о чужом неудачном выборе дороги. Мужик поехал не по той стороне огромной лужи и застрял. Причем застрял знатно. У него передние колеса угодили между валунами и зафиксировались. Вода же мутная, ничего не видно куда ехать.

Вот я его и вытаскивал. Во время этого процесса он неудачно сманеврировала и распорол своей машине об острый край еще какого-то камня колесо.

Плюс набрал в салон воды. На фото ниже видно, как она вытекает из открытой двери.

Так что не все так уж безоблачно и безопасно может быть во время путешествия на полуостров Рыбачий. С собой обязательно надо иметь всевозможный инструмент, трос, желательно еще и лебедку. Ехать с заряженным телефоном и полным баком бензина. Лучше взять канистру про запас. И самое главное, сообщить родственникам куда и насколько вы едите.

Читайте также:
Отдых в Истрии в 2022 году. Достопримечательности и развлечения.

На последнем фото доказательство того, что война – страшная вещь. Своеобразный смертоносный сувенир из прошлого привез я с собой домой.

Пешком вокруг Рыбачьего полуострова: описание

  • Информация
  • Маршрут
  • Фото (22) / Видео (1)
  • Вопрос / Ответ
  • Отзывы (6)

Пеший поход по полуострову Рыбачий, расположенном на Кольском полуострове, – прекрасный вариант активного отдыха, во время которого вы сможете познакомиться с суровыми природными красотами самой северной материковой точки европейской части России.

Рыбачий состоит из двух частей, соединенных перешейком, – полуостровов Средний и Рыбачий, которые, обычно считают единой территорией. Она омывается водами Баренцева моря и Мотского залива. Несмотря на Северное расположение этих территорий, прибрежная зона не замерзает, благодаря теплому Нордкапскому течению. Поэтому здесь водится множество разнообразных рыб и, главное, рыбалка возможна круглый год.

После Великой Отечественной войны здесь жили в основном геологи и военные. До начала двухтысячных поход по полуострову Рыбачий был невозможен из-за его важного стратегического назначения. Сегодня эти места полностью открыты для путешественников. Наш маршрут начнется в Мурманске, откуда мы на “буханке” мы доедем до полуостровов Средний, а затем – Рыбачий. В ходе тура мы пройдем пешком вдоль берега Баренцева моря практически вокруг всего полуострова Рыбачий.

Ночёвки в палатках, переходы с рюкзаками.

Мы будем путешествовать по берегу Большой Волковской губы и после мыса Коровий выйдем на пляж, с которого открывается панорама на норвежскую территорию. Далее нас ожидают: заброшенный поселок Мыс Скорбеевский, красивые виды с высоких скал, песчаные пляжи Зубовской губы. На южном берегу мы остановимся у живописной губы Моче, пройдем по скалистым берегам мыса Эйна и доберемся до мыса Мотка. Последняя точка нашего пешеходного путешествия – берег губы Большая Мотка, откуда на автомобиле мы отправимся в Мурманск.

Программа по дням

День 1

Сбор группы в Мурманске у входа на автовокзал в 9:00. Отсюда на «буханке» мы поедем к началу нашего похода. Первые 110 км. проходят по хорошей асфальтовой дороге, а затем свернём на грунтовку, которая через хребет Мустатунтури и полуостров Средний приведёт нас к Рыбачьему.

Сегодня нам предстоит пройти по берегу Большой Волковской губы, обогнуть мыс Коровий и выйти на большой пляж, откуда открывается вид на норвежские берега. Там мы встанем на первую ночёвку.

День 2

Сворачиваем палатки и укладываем рюкзаки. Сегодня мы посмотрим небольшой водопад на ручье Червяной, перейдём ручей вброд, срежем небольшой кусок побережья через тундру и выйдем к губе Вайда.

Дальше наш путь пойдёт между берегом океана и скалистых выступов. Ближе к концу дня мы посетим заброшенный посёлок Мыс Скоробеевский. На ночь остановимся на берегу речки Скоробеевская.

День 3

Нас ждут потрясающие виды с высоких скал мыса Большой Скоробеевский и крутые морские берега.

На ночь встанем в живописном месте у озера, не доходя Зубовской губы.

День 4

Сегодня мы пройдём по широким песчаным пляжам Зубовской губы, погуляем по полосе отлива.

Встанем на ночёвку на берегу моря.

День 5

После затврака нам предстоит путь через тундру. По пути мы увидим заброшенный аэродром и военный посёлок.

Заночуем на берегу реки Аникиева.

День 6

Вскоре мы окажемся в самой безлюдной части полуострова. Пройдём мимо высоких скальных выходов восточного берега. Дойдём до мыса Шарапов, где недалеко и заночуем.

День 7

Сегодня мы выйдем на южный берег полуострова и пойдём вдоль Мотского залива.

Пройдём мысы Конев, Городецкий, бухту Малая Корабельная и остановимся у берега живописной губы Моче.

День 8

На сегодня нам остался последний небольшой переход, который мимо скалистых берегов мыса Эйна приведёт нас в бухту Эйна.

Перейдя вброд реку, продолжаем движение по берегу.

На ночёвку останавливаемся в районе мыса Мотка.

День 9

Заключительный ходовой день. Переход остаётся небольшой.

Огибаем мыс Рокапахта и оказываемся на берегу губы Большая Мотка.

Вечером прощальный ужин.

День 10

После завтрака нас будет ждать знакомая «буханка», на которой мы отправимся в Мурманск.

Билеты на самолёты и поезда можно покупать на вечернее время.

На верхушке глобуса: Рыбачий и Средний за одну полярную ночь

Подготовка для (не)продвинутых

Мы стартовали на Средний и Рыбачий полуострова из Мурманска, но процесс подготовки к поездке начался намного раньше. Для нас он включал четыре главных шага.

1) Оформление пропуска в охраняемую территорию

Лучше заранее обеспечить себе беспрепятственный въезд на особо охраняемую природную территорию. Мы сделали это еще до путешествия — в режиме онлайн. Результат: пропуска не пригодились, но стало немного спокойнее.

По пути на Рыбачий и Средний придется пройти формальный досмотр на пограничном посту под Печенгой (чуть больше 100 км от Мурманска по хорошей дороге). Именно там могут проверить ваши пропуска — сказывается близость Норвегии. У нас на въезде только спросили, куда мы направляемся, и попросили показать паспорта.

2) Подготовка автомобиля

В нашем случае «подготовить авто» означало арендовать проходимую машину. Ею оказалась видавшая виды «Нивочка». Без полного привода и знающего водителя на Рыбачий лучше не соваться. Свой автомобиль мы оставили на платной стоянке в Мурманске.

Главное — не забыть оборудовать арендованную машину всеми необходимыми инструментами на случай форс-мажора. Мы — забыли и «голосовали» на перевале Муста-Тунтури, чтобы найти спасительный ключ.

3) Подготовка к ночёвке

С собой мы взяли палатку, газовую горелку, провиант и прочую походную атрибутику. Сначала немного сомневались в необходимости ночевки на Рыбачьем. Но когда обнаружили себя в «Нивочке», с трудом передвигающейся по колдобинам полуострова со скоростью 7 км/ч, стало ясно, что мы не прогадали с решением о ночевке. Добраться до Мурманска «засветло» было бы нереально даже физически (белые ночи в помощь, но нам все же хотелось отдохнуть). Да и не стоит. Лично для меня осознание самого факта «засыпания» на краю Земли стало очень ценным.

4) Утепление

Думаю, излишне напоминать о необходимости запастись теплой одеждой. Она очень пригодится для ночевки на берегу Северного Ледовитого океана (а именно, Баренцева моря).

На мне во время такого сна, помимо теплого спальника, была двуслойная куртка-ветровка, шерстяная водолазка, футболка и тонкая шапка. Напомню, что мы путешествовали в августе. Я умеренная мерзлячка, поэтому можете вычесть один слой для объективности. К утру все равно проснулась с онемевшим носом, но ни разу не пожалела о нашем решении заночевать именно на Кекурском мысе.

Читайте также:
Этнический состав населения США в гражданскую войну и после неё

Как построить маршрут?

Советую закладывать на такое путешествие как можно больше времени. Мы выехали из Мурманска примерно в 8 утра, а вернулись на следующий день примерно в 20:00. При этом мы успели посмотреть далеко не все, что планировали.

Отправляться стоит как можно раньше. Запомните эти прекрасные 110 км ровной асфальтовой дороги до пограничного поста под Печенгой: такого блаженства вы еще долго не испытаете. После прохождения пункта пограничников мы поехали на водопад Мельничный, который находится неподалёку. Понаблюдали за бурлением реки Титовки около руин ГЭС послевоенных времен, благодаря которой водопад получил свое название.

Следующий «чек-поинт» — перевал «Новая Титовка» у Пьяного ручья. Говорят, раньше там было очень трудно проехать и гибли люди, но сейчас дорога вполне раскатанная. На локации стоит беседка с кучей автографов от путешественников. Существует «традиция» выпить здесь, чтобы безбоязненно преодолеть перевал.

Мы ограничились виноградным соком и поехали дальше. Погода здесь еще была солнечной, а пейзажи уже космическими. По обеим сторонам от дороги лежал ковёр из ягеля. Я пока что беззаботно ходила в футболке и ни о чем не подозревала.

Такими темпами мы доехали до перевала Муста-Тунтури. Дорога постепенно ухудшалась: мы посмотрели на километраж и приняли решение не останавливаться здесь, а ехать дальше. Не хотелось попасть на мыс Кекурский слишком поздно. Мы запланировали осмотреть Муста-Тунтури на обратном пути. Спойлер: ни перевал, ни Швабскую дорогу, построенную немцами, мы посмотреть так и не успели.

Свою роль сыграла и неожиданная поломка арендованной «Нивочки». К нам пришло трагическое осознание, что ящик с инструментами остался в нашей собственной машине на стоянке. Пришлось «преграждать дорогу» проезжающим мимо авто (а их было не так уж и много) и просить у путешественников необходимый инструмент взаймы. Какие-то «коллеги» все-таки нашли его на дне багажника, выставив все свои сумки. Вокруг уже было облачно и прохладно. Туман располагал залезть в машину двигаться дальше.

Наконец мы въехали на полуостров Средний. Основная «экскурсионная» программа здесь была запланирована нами на следующий день. Продолжили путь по правой стороне полуострова вдоль губы Большая Мотка. По пути несколько раз останавливались, чтобы побродить по берегу Мотовского залива. От нас разлетались целые стаи чаек — на фоне серого северного неба они смотрелись очень кинематографично. Также по берегу было рассыпано множество морских ежей (вернее, их панцирей). Во время отлива море открыло все свои «подводные камни».

Постепенно добрались до перешейка между полуостровами. Общее расстояние от Муста-Тунтури до него составляет 27 км. Там мы оказались уже в середине дня или даже позже. Доехав до Рыбачьего, мы не сразу поняли, какой дорогой ехать дальше. Решили — напрямик через полуостров. Еще есть вариант проложить маршрут по левой стороне вдоль Большой Волоковой губы. Вроде бы кто-то ездит и через Зубовскую губу, но не знаю, как там дела с дорогой.

Наш вариант оказался предназначенным «для продвинутых» (как и всё на Рыбачьем и Среднем). Хотя не исключено, что другие дороги преподнесут еще больше сюрпризов. По пути совсем не видно воды: только гористые «поля» — открытая глазу каменистая местность без конца и края. Где-то в 16:00 нам уже очень хотелось есть. Нечего было и говорить об укрытии или комфортном «привале». Пейзаж не менялся, а расстояние до цели не уменьшалось.

Мы все-таки решили пообедать. На полуострове дул порывистый ветер, который мешал разжечь горелку. Нашли выход и обставили горелку крупными камнями по кругу. Приготовили самую вкусную в мире картошку и съели ее на семи ветрах — чуть ли не с ягелем вприкуску. Ветер сделал свое дело. Такого вкусного чая я тоже не пила очень давно. Дальше ехать было уже веселее.

По пути встречали множество ДОТов. Повсюду чувствовалась близость боевых действий времен ВОВ. Современная военная техника тоже время от времени появлялась на пути. В один момент пришлось преодолевать «мостик» из бронетранспортёров. Такой «экзотики» мы не ожидали.

Дорога тысячи луж и бродов

Часть вторая. Хребет Муста‑Тунтури, дорога по полуостровам Средний и Рыбачий

Итак, три дня автопутешествия позади. Первую часть рассказа про путешествие можно прочитать тут.

В этой и последующих частях будет очень много фотографий и видеозаписей, готовьтесь к погружению! Нам предстоит увидеть места по дороге на край полуострова Рыбачий. Эта часть рассказывает всего об одном насыщенном дне.

Каждый день у нас были настроены два будильника — на 5 и на 6 утра. На 5 утра, чтобы при ясной хорошей погоде успеть встать и поймать кадры еще до восхода солнца, когда небо играет нежнейшими тонами (и это получилось у нас лучше всего в Хибинах!). И будильник на 6 утра, чтобы встать и начать день в любую погоду, если не встали в пять. Конечно, не каждый день были силы вставать по будильнику, но в основном мы придерживались этого расписания. Да и когда спишь в машине — особо не понежишься с утра, как это можно сделать дома в постели, хотя из спальника вылезать всё равно не хочется.

Четвёртый день путешествия у меня начался на самом деле не в момент, когда прозвенел первый будильник, а намного раньше. Еще до 5 утра я проснулся от холода и понял, что не чувствую ног. Я знал, что мой спальник уже старый (ему уже более 10 лет) и не готов к холодным ночам. Поэтому после самой первой ночевки я стал надевать на себя практически все имеющиеся у меня вещи. Рюкзак быстро опустел, в нем остались лишь запасные вещи. Что странно, что мне удалось замёрзнуть в двух шерстяных носках, двух штанах и двух свитерах.

Читайте также:
Как узнать, к какой школе мы относимся по прописке - ребенок, дома

В этой поездке я убедился в том, что от снаряжения зависит всё, но самое главное — удовольствие от путешествия. Лучше иметь одно хорошее термобелье, чем много свитеров. А в хорошем спальнике можно комфортно спать даже без одежды со множеством давящих на тело резинок. В поездку я взял две пары старых кроссовок, которые вроде были как раз для такого рода использования, но, как оказалось, они промокали. Это так же неприятно, как спать в холоде. Одни выкинул почти сразу, вторые — сразу по приезде домой. Вобщем, в своих вещах и технике нужно быть уверенным. iPhone кстати на холоде ведёт себя вообще очень плохо, теряет заряд просто на глазах, может выключиться, когда еще есть 30-40 процентов, и не хотеть включаться, а в тепле нормализоваться. Поэтому практически всегда телефон был подключён к внешнему аккумулятору.

Еле-еле мы выбрались из норок, но от холода меня продолжало колотить в прямом смысле. Это была самая холодная ночёвка, хотя другие были не сильно теплее. Первым делом осмотрелись, нет ли вокруг нас оленей :)

Судя по всему, температура в эту ночь опустилась практически до нуля градусов, потому что стол, который неизвестно откуда там был, на котором мы готовили у реки, был обледенелый. А в процессе приготовления утренней гречи газовый баллон охладился и примёрз к столу :)

Места дикими совершенно не назвать — много любителей красоты и бездорожья, народ часто встречается. Да и действующие военные части — военная техника ездит там постоянно. Самое печальное, что в этих, казалось бы, почти нетронутых, необжитых местах очень много мусора, но мусорной темы я ещё коснусь в дальнейшем.

Пора переходить к фотографиям! При фотографировании, а этим мы занимались постоянно, руки очень сильно замерзали на холоде и ветру, поэтому фотографии дорогого стоят. Раннее утро на реке Титовка:

Позавтракали, полюбовались и двинулись дальше. Наш путь с момента поворота с безупречной трассы Кола по бездорожью только-только начинается.

Интересно то, что ездят в те края из самых разных уголков нашей страны. Мы встречали машины с регионами Новгорода, Краснодара, Ставрополя и даже Владивостока. А уж Москвичей и Петербуржцев встретить там — не редкость, как и Карелов, Архангелогородцев, жителей Вологодчины и, конечно же, Мурманчан. В общем такого количества разных регионов на номерах автомобилей я не видел раньше никогда. А это вот из Ленинградской области доехали :)

По дороге уже не успеваем заехать в заполярную шаверму.

Как она там появилась остается для меня загадкой :) Едем дальше.

Проехав Пьяный ручей, мы остановились в предвкушении (нет, не в предвкушении выпить!) прохождения перевала Муста-Тунтури. Перед прохождением перевала нужно выпить по какой-то традиции. После, наверное, это тоже необходимо :) В общем-то, в России за поводом выпить ходить не нужно. Ну, мы решили набрать из ручья воды и символически выпить. Что примечательно, что после перевала дорога спускается туда, где течет Трезвый ручей. Наверное, ко времени прохождения Трезвого ручья пора уже трезветь, выпив для храбрости у Пьяного ручья перед прохождением перевала Муста-Тунтури. Классное название хребта, что в переводе — Чёрная гора. На фотографиях пока не он.

Дорога плохая, сплошные ямы, но настоящее веселье начнется позже. Да и не дорогу же снимать. Иногда, на сложных участках, где нужно было быть очень внимательным, было совершенно не до съёмок дороги. А фотографии и видео крутых каменистых подъемов, например, кажутся просто ровной грунтовой дорогой, без торчащих камней. Владельцы внедорожников могут пропускать наши впечатления от плохих дорог, потому что для хорошего внедорожника — это натуральная среда обитания. Хотя вообще в основном дороги проходимые, просто надо быть аккуратным. Нам иногда не хватало полного привода.

Останавливаться хочется часто — великолепие природы вокруг! Постоянно встречаются маленькие озера среди гор, тунда играет осенними красками!

Пока ехали на перевал, встретили пешего туриста Виктора, который шёл с большим походным рюкзаком. Это был наш четвертый день путешествия из Санкт-Петербурга. А он за эти же 4 дня доехал автостопом до сюда из Крыма! Правда мы много куда заезжали по пути. В общем немного поболтали, погуляли вместе по перевалу, посмотрели из далека на полуострова Средний и Рыбачий и поехали дальше вместе. Кстати говоря, за время, проведённое на полуостровах, мы ещё встречали пеших походников-одиночек, а также велосипедистов.

Отвлекусь на мысли по поводу походов в одиночку. Честно говоря, лично я не понимаю этого. Путешествовать по городам ещё можно одному, в этом и у меня есть большой опыт. Но ходить в походы одному, да ещё в такие дикие и суровые места — по-моему, странно. Я бы не пошёл и не поехал один. Виктор сказал, что его цель — тоже дойти до самого края полуостровов. Только вот по пути сам он не останавливается, чтобы полазать по горам, посмотреть на виды вокруг и пофотографировать. Он целый день идёт и питается сухим пайком. Есть ли впечатления от такого похода? Конечно, есть! Но глубина впечатлений от поездки совершенно не такая, как когда ты путешествуешь с кем-то и у вы вместе преодолеваете препятствия, исследуете местность и запечатляете всё это. Виктор позже очень благодарил нас за то, что вместе мы много останавливались, выходили из машины гулять, делали фотографии.

Вдали уже виднеются полуостров Средний (краешек слева) и полуостров Рыбачий (земля на дальнем фоне).

При путешествии за 1500 км далеко за полярный круг встречаются отголоски войны. Впечатляет масштаб той войны. Это понимаешь только тогда, когда путешествуешь по стране, а не по страницам учебников. Больше всего следов войны мы увидим на старой Немецкой дороге и на хребте, но это заслуживает отдельной части рассказа. Потому что то, что мы увидели на хребте Муста-Тунтури и на Немецкой дороге выглядит так, как будто война закончилась вчера.

Это лишь остатки военного укрепления.

После спуска с хребта Муста-Тунтури мы вплотную подходим к “особо охраняемым территориям” — полуострову Средний (слева) и Рыбачий (вдали). Видны наши военные корабли. Вообще, чтобы порыбачить здесь или просто покататься на лодке, нужно брать разрешение у ФСБ в Мурманске.

Читайте также:
Абрау-Дюрсо фото поселка и пляжа. Село Абрау-Дюрсо

Берег полуострова Средний. Много водорослей и вынесенный к берегу затонувший корабль вместе с его частями.

Вообще красоту природы нашей страны очень сильно перебивает отсутствие бережного отношения природе граждан нашей, и только нашей страны. Нигде за границей я не видел столько мусора на природе. Я практически вообще не видел мусора и городских свалок за границей, путешествуя на много тысяч километров. На самом деле каждая фотография (да, именно каждая) могла иметь такой ракурс, чтобы в нее попал мусор. Ну как же русскому человеку выехать на природу, не выпить, не закусить, да и не оставить мусор прямо на том же месте. В основном, мусор — банки и бутылки от алкоголя, упаковки от закусок и запивок к этому алкоголю… То, что за границей распространено считать русских алкашами — здесь абсолютно в полном объеме доказывается оставленными в большом количестве бутылками из под водки, целыми ящиками пива и так далее. Это не город, кто и когда уберёт здесь мусор — неизвестно. Только на Пьяном ручье, о котором было написано ранее, в 2011 году волонтеры вывезли более ТОННЫ мусора. Но мусор после этого там есть и сейчас. В походах я обычно прибираю не только свой, но и чужой мусор рядом с местом стоянки, но здесь масштабы слишком большие, а до ближайших контейнеров очень далеко.

На фотографии лишь часть мусора.

На Среднем полуострове мы сделали привал на пару часов, чтобы отдохнуть от дороги. Среди этого мусора за столиком мы пообедали. Здесь же мы разошлись с нашим попутчиком, обменявшись контактами и пожелав друг другу удачи. Виктора мы больше не встречали, хотя маршрут у нас был примерно одинаковый, но уже по приезде домой получили от него письмо, что он жив и приехал обратно в Крым.

Пока мы отдыхали и грелись вместе с мусором на солнышке, тучи стремительно затянули небо. Стало опять довольно прохладно, и мы двинулись дальше, на полуостров Рыбачий.

На протяжении всей дороги встречается довольно приличное количество мемориалов, относящихся к военному периоду. От маленьких стелл, до больших с захоронениями.

Помимо мусора впечатления от красоты здешних мест размывают заброшенные поселения и городки. Оказавшись на полуострове Рыбачий, сразу бросается в глаза бывшая база геологов, а вернее то, что от нее осталось. Химикаты и топливо разлиты по всей территории. Иногда встречаются охотники за металлом, которого тут много, но он труднодоступен к вывозу отсюда.

Въехав на полуостров Рыбачий, мы встречаем изменения на дороге: если раньше она была плохая, потому что было много ям, колдобин, торчащих камней, крутых каменистых спусков и подъемов, то дорога на полуострове Рыбачий одарила нас постоянными бродами через реки, а также лужами, размером с озёра. Если раньше мы медленно, но ехали, все время сотрясаясь о дорогу-трещетку, то теперь очень часто нужно было полностью останавливаться и выходить из машины, чтобы промерить лужу или посмотреть, какой глубины брод и где лучше проехать. Сначала это можно было делать в обычных резиновых сапогах, но были лужи, которые Илья промерял уже в резиновых сапогах-болотниках, что по пояс. Встречались и непроходимые вязкие лужи, глубиной выше колена.

Здесь брод небольшой.

Иногда были мостики, не внушающие доверия. Военная техника проезжает рядом вброд из-за своего веса.

Часто встречаются бочки с большой трубой (видна на дороге прямо перед машиной), чтобы различать дорогу зимой.

Удивительное путешествие на полуостров Рыбачий: маршрут по Мурманской области

9500 километров, десяток крупнейших городов России и четыре недели настоящей ЖИЗНИ! Наш путь пролегал из сердца Уральских гор вдоль трех морей: Балтийского, Белого и Баренцева, по берегам двух крупных озер: Ладожского и Онежского, прямо на побережье Северного Ледовитого Океана. Конечной точкой был мыс Немецкий на полуострове Рыбачий в Мурманской области, самая северная точка европейской части России.

В третьей части я расскажу собственно о поездке на полуостров Рыбачий: о мхах и лишайниках у старых ДОТов, о том, как мы потерялись и как купались в Северном Ледовитом океане. Очередная ссора и двухдневные поездки порознь. Мои мысли об одиночном мотопутешествии и вновь воссоединение команды в Кандалакше.

О полуострове Рыбачьем

Очередное утро началось с плана на день и очередных сверхдолгих сборов. Мы рассчитывали доехать до маяка и вернуться обратно к трассе, в мотель в Титовке. Раз мы не планировали ночевать на открытом воздухе, то бросили в Коле и палатки, и спальники и теплые вещи. Когда выезжали с последней заправки в Мурманске, то на троих у нас было 83,5 литра топлива, включая то, что было в баках. Так что получалось не совсем налегке. О том, что с заправками за Мурманском напряженно, нас предупреждали бессчетное количество раз, вот мы и подготовились.


Всю торжественность момента портила погода: низкая температура, дождь, туман и порывистый ветер. Об опасности дороги Мурманск-Никель нам говорили даже чаще чем о том, что там нет заправок. Мы поняли почему, когда поднявшись на очередную горку, увидели, что дорога резко уходит вправо. Узнать об этом заранее было невозможно, ни предупреждающих знаков, ни ограничений, ни даже ограждений не было. Мы ехали не быстро, километров пятьдесят в час, просто асфальт на этом участке дороги сняли, особо не погоняешь. О том, что так везет далеко не всем, говорит количество крестов и венков на противоположной обочине, не одна авария произошла на этом повороте… Таких вот слепых поворотов было еще много, и бесконечные ремонты, и дожди, и туманы – всего сто километров, а усталость как после целого дня пути.

Прямо перед поворотом на грунтовую дорожку в сторону Рыбачьего стоят погранцы. Мы достали паспорта, пограничник посмотрел на нас, на открытые документы и пропустил. Меня терзали сомнения, что-то было не так. Я все понял, когда мы остановились на съезде с трассы чтобы пополнить баки и скрутить зеркала. Когда пограничник смотрел наши документы, мы не снимали шлемов, как он удостоверился, что мы это мы – непонятно, наверное, профессионализм!

Читайте также:
Ценовая разница на жильё между севером и югом Англии достигла нового рекорда

Как таковых на полуострове Рыбачьем дорог нет, есть места, по которым все ездят. Иногда эти места пошире, иногда поуже, а иногда просто несколько дорог параллельно идут. Река поперек дороги или дорога через озеро шириной метров тридцать – нормальное явление. Морось и холод отчаянно пытались испортить нам торжественность момента, но даже в такую погоду север неотразим. Разноцветный мох и лишайник приобретают глубину и насыщенность цвета, а туман делает картину нереальной.



Полуостров Рыбачий, по сути дела, состоит из двух полуостровов: собственно Рыбачьего и Среднего. На Среднем дорога раздваивается, по восточному берегу дорога получше и покороче, но по западному можно заехать на скалы «Два брата» или «Саамские Близнецы», кто как называет. Решили по длинному пути поехать, а обратно по короткому.

Конечно, мы сбились с пути, навигатор был у меня, а я, увлекшись ездой, пропустил поворот. Мы забрались в непроезжие дебри, мотоциклы застревали в торфе, ветки кустов рвали дождевики, а подвел итог тупик, в который мы уперлись. Выглядело так, что люди пробивались с боем к этому вот месту, разворачивались и ехали назад! Ситуация была бы очень неприятной, так как у нас с собой не было ни спальников, ни палаток, а если ехать до гостиницы, то приедем глубокой ночью, да и бензина не хватит на повторный штурм.

Нас спасли в лагере дайверов. Палаточный городок, в котором размещаются поисковые отряды дайверов, ищущие затонувшие в годы войны суда. Мы попали в пересменку, старые отряды уехали, а новых еще нет, на весь лагерь три человека. Нас любезно пустили на ночлег, выделили палатку и теплые спальники. Вечером сидели за чаем, слушали рассказы о северных морях.


Наверное, есть какая-то вселенская справедливость: прямо с утра на следующий день вышло солнце, мир вокруг заиграл новыми красками. Хозяева лагеря покормили нас завтраком, угостили крабом и чаем из каких-то местных травок. Мир не без добрых людей.

На мотоциклах еще был иней, когда мы собрались ехать. Сразу нашли тот поворот, который я пропустил прошлым вечером. Проехались по руинам военной части, брошенным ДОТам и бункерам, залезли в орудийные башни с торчащими в небо крупнокалиберными стволами, законсервированными с середины прошлого века. На полуострове много брошенных строений и техники, вывозить все это обойдется дороже, чем можно выручить от продажи.




«Саамские Близнецы» — два больших столба выветривания, стоят совсем не далеко от воды под скалой. Дорога делает круг между «Братьями» и ведет обратно. Местные говорят, есть легенда, что если загадать желание и проехать между скалами, то желание обязательно сбудется.

Большой красный маяк стоит на мысе, который несколько выдается в море. Сильный ветер, крики чаек и шум разбивающихся о скалы волн, никаких посторонних звуков, только суровая природа заполярья. Недалеко от маяка какие-то шутники поставили дорожный знак «Конец всех ограничений», не думаю, что мне когда-либо встречалось более актуальное для него место! Солнце припекало, если так можно сказать про север в августе! Если бы вчерашняя погода сохранилась, то нам и в голову не пришло лезть в воду, но теперь, уехать не искупавшись в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане, мы не могли! Потом просто сидели на теплых камнях и смотрели на прилив и пили чай из термоса.




Цель достигнута, мы добрались до самой северной точки европейской части России! Можно даже сказать, что мы были у самого северного маяка России, до которого можно добраться по дорогам, до остальных-то дорог нет, только если вертолетом лететь. Еще одна галочка в актив достижений. Когда попадаешь в то место, куда так долго стремишься и с таким трудом пробираешься, то испытываешь двоякие чувства. С одной стороны, переполняет радость, что цель достигнута, задача выполнена и все такое, но с другой стороны, есть нотки сожаления, что цель уже достигнута, задача уже выполнена… «Полгода назад я задумал это путешествие, и вот теперь я сижу на берегу Северного Ледовитого океана и смотрю на прилив, на волны, разбивающиеся перед моими ногами, рядом сидят друзья, а чуть дальше стоят мотоциклы и это делает меня счастливым» — такую мысль я записал в дневник тем вечером.

Обратно мы ехали по восточному берегу, судя по состоянию, эта дорога популярнее у гостей полуострова. Периодически встречались небольшие постаменты с табличками, фигуры советских солдат с рассыпанными рядом гильзами и проржавевшими касками — эхо войны.



Выезжали с полуострова уже на закате. Самые сильные впечатления у меня вызвали пейзажи раскинувшейся перед нами тундры в лучах заходящего солнца. Закат в северных широтах длится очень долго, мы ехали в сторону Титовки, а солнце светило нам в спину. Мох и лишайники стали золотистого цвета, а в глади озер отражалось синее небо, только ради такого вида не жалко заехать так далеко от дома, нигде больше такой красоты не увидеть! Именно в такие моменты понимаешь, что путешествие удалось.



О новых проблемах с мотоциклом и взаимоотношениями

Оказалось, что канистра масла, лежавшая в моем кофре, от тряски протерлась и теперь все мои ключи и запасные болты плавали в луже масла. Но с этим еще можно было как-то бороться самостоятельно, а вот с тем, что у меня образовалась дикая восьмерка на переднем колесе и почти умерли подшипники в рулевой колонке, я поделать сам ничего не мог. Мы решили разделиться, я поехал вперед, чтобы попытаться найти мотошиномонтаж и выправить колесо. Шиномонтаж-то я нашел, даже самый лучший в городе, как мне сказали, но вот только спицованные колеса они не делают и вообще, как оказалось, никто не делает в Мурманске. Выбора у меня особого не было, пришлось отложить ремонт до Петрозаводска.

Читайте также:
Автобусы и маршрутки от Шереметьево до метро Речной вокзал и Планерная


Мы решили покататься по окрестностям города, раз у нас выпало полдня свободных. Однако единственное интересное место, на которое мы смогли полюбоваться издалека – это бухта Кут, где распиливают старые корабли. Подъезды к бухте перекрыты КПП с очаровательными, но строгими прапорщицами, но мы смогли заехать на скалу с противоположной стороны, оттуда и смотрели на затопленные корабли. Говорят, что таких бухт и судоремонтных верфей много, но нужно знать куда ехать. Те места, куда пытались прорваться мы, были надежно перекрыты военными или просто воротами с колючей проволокой.



Выезжая из очередного крутого поворота, я не увидел в зеркале Оксаны. Через сто метров мы остановились и стали ждать, но Окс не появилась ни через минуту, ни через пару минут. Вызовы по рации также оставались без ответа. Поворот крутой, носятся грузовики, с одной стороны дороги скала, с другой — обрыв, нам с Арунасом стало реально страшно за Оксану. Мы развернулись и поехали в обратную сторону, а когда проехали поворот, нам навстречу по тропинке выехала Оксана, как ни в чем не бывало! Ей просто захотелось «посмотреть, что там», а рацию она выключила потому, что «надоело слушать ваши разговоры». Тут уж я не выдержал и высказал ей все, что думаю и по этому поводу, и про долгие сборы, и про постоянное желание куда-нибудь «заехать», и про движение в группе. Осознания вины или хотя бы тени раскаяния у Оксаны я не увидел, а для себя решил, что мне нужен перерыв.



Следующим утром, а точнее, еще вечером, решили разделиться. Ребята хотели съездить в Териберку, а я просто хотел побыть один. Я начал уставать от людей, хотелось уединения, спокойствия, хотелось быть вольным в решениях, а не действовать с оглядкой на спутников. Уж очень сильно у нас с Окс расходились взгляды на эту поездку, на цели и задачи. Короче, утром я собрался, позавтракал и уехал. Это было самым мудрым решением в той ситуации. Из-за нашей с Оксаной несовместимости, мы начали портить друг другу отпуск. При этом ни до, ни после поездки ничего такого не случалось. Мы прекрасно общаемся, но вот когда находимся в зависимом друг от друга положении, вот тогда и начинаются проблемы. Устранить зависимость и мы снова хорошие друзья.

Договорились встретиться в Кандалакше через два дня.

О Мурманске и мыслях про одиночные путешествия

“- Он смотрит на Долину Славы, где в годы войны шли самые ожесточенные и кровавые бои на подступах к Мурманску. В Долине до сих пор идут раскопки, и последний солдат еще не захоронен…” — подслушал я экскурсовода возле «Алеши», огромного памятника советским бойцам, оборонявшим заполярье во время Великой Отечественной войны. «Алешу» видно практически с любой точки города, кроме самой южной его части. Рядом с монументом большой парк, Аллея Славы и стела с названиями всех частей, принимавших участие в обороне Кольского полуострова. С площадки открывается вид на залив и город.




Заехал к командному мостику атомной подводной лодки «Курск», погибшей в Баренцевом море в 2000-м году, на ступенях лежат живые цветы… Рядом список военных кораблей, затонувших в мирное время. Моряки — отважные люди. Очень хочется, чтоб на табличке не добавлялось новых трагичных строк.




Хотел сходить на экскурсию на первый атомный ледокол «Ленин», но был выходной день, пришлось смотреть только снаружи. Большой, с черными бортами, а больше ничего и не скажешь.

Сам город небольшой, расположен на склоне сопки ярусами, как ступеньками. Застройка типичными пятиэтажными хрущевками, а центр сталинками, но есть и новые кварталы, высотной застройки. Наверное, по случаю выходного дня, то тут, то там встречаются матросы в бескозырках и офицеры в черной форме. Создалось впечатление, что половина города – военные, а еще половина – моряки гражданских судов. На выезде из города стоит стела с парусником на макушке, а на основании, большими цифрами географические координаты города — дань морской традиции.

Между Мурманском и Оленегорском огромные луга с раскиданными гигантскими «зефиринами»! Сочно-зеленая травка, на ней огромные белые «зефирины», вдалеке синеют горы – сказочный пейзаж, создается ощущение волшебства. Конечно — это не сладости, а сено, скатанное в рулоны и укрытое пленкой от дождя, но издалека очень похоже.

Только я переехал сопку за Мончегорском, ландшафт сразу поменялся. Зеленые леса, синие озера, в плотном одеяле туч начали появляться первые разрывы. К тому времени, как я проехал сотню километров до Кандалакши, почти все небо очистилось, а солнце даже начало припекать.

Одиночная езда на мотоцикле располагает к размышлениям. Я думал о том, какой отличной выходила поездка, несмотря на все проблемы, с которыми мы сталкивались по пути. Думал о том, какая у нас огромная страна, что можно ехать из практически географического центра две недели до северных границ. Думал о том, как много мест, где я не бывал… Потом начал мечтать, куда поеду, что увижу, какие чувства испытаю и впечатления получу. И вдруг подумал, что путешествовать одному мне нравится больше, ведь раньше я путешествовал один на велосипеде. Принял решение, что в следующее мотопутешествие я поеду один. Музыка в плеере, серая лента дороги под колесами и живописные места и правда располагают к размышлениям.

Я выбрал отличное место для стоянки на берегу Белого моря и скинул Арунасу координаты. Два дня я был наедине с собой, полностью успокоился и вернул себе душевное равновесие. Этому очень способствует езда на мотоцикле днем и потрескивание костра на берегу моря вечером. А ребята приехали только ближе к полуночи.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: